ежик

Крым. День первый. Бахчисарай - Дворец-сад

Пока никто не видит не успел еще восхититься красотами гор, долин, пещер и камней древнего покинутого города Чуфут Кале, продолжу рассказ о первом крымском дне, проведенном в городке на полпути из Симферополя в Севастополь - Бахчисарае, прославившемуся благодаря г-ну А.С.Пушкину.
Накануне в поезде я, для полноты погружения, прочитала поэму по мотивам местной легенды о красавице Диляре Бикеш из ханского гарема, скорбь по безвременной кончине которой увековечена в музыке воды и камня...
Многие, так же как и я, посещали сей фонтан;
но иных уже нет, другие странствуют далече.
Сади
(эпиграф к поэме, но пусть будет и к моему посту ;)

Финал поэмы (но рекоммендую вспомнить и полный текст - солнце русской поэзии все-таки!), собственно, про фонтан, поэта вдохновивший:
В Тавриду возвратился хан
И в память горестной Марии
Воздвигнул мраморный фонтан,
В углу дворца уединенный.

<...> Есть надпись: едкими годами
Еще не сгладилась она.
За чуждыми ее чертами
Журчит во мраморе вода
И каплет хладными слезами,
Не умолкая никогда.
Так плачет мать во дни печали
О сыне, падшем на войне.
Младые девы в той стране
Преданье старины узнали,
И мрачный памятник оне
Фонтаном слез именовали.

Покинув север наконец,
Пиры надолго забывая,
Я посетил Бахчисарая
В забвенье дремлющий дворец.
Среди безмолвных переходов
Бродил я там, где бич народов,
Татарин буйный пировал
И после ужасов набега
В роскошной лени утопал.
Еще поныне дышит нега
В пустых покоях и садах;
Играют воды, рдеют розы,
И вьются виноградны лозы,
И злато блещет на стенах.

Я видел ветхие решетки,
За коими, в своей весне,
Янтарны разбирая четки,
Вздыхали жены в тишине.
Я видел ханское кладбище,
Владык последнее жилище.
Сии надгробные столбы,
Венчанны мраморной чалмою,
Казалось мне, завет судьбы
Гласили внятною молвою.

Где скрылись ханы? Где гарем?
Кругом всё тихо, всё уныло,
Всё изменилось... но не тем
В то время сердце полно было:
Дыханье роз, фонтанов шум
Влекли к невольному забвенью,
Невольно предавался ум
Неизъяснимому волненью,
И по дворцу летучей тенью
Мелькала дева предо мной!..


...Чью тень, о други, видел я?
Скажите мне: чей образ нежный
Тогда преследовал меня,
Неотразимый, неизбежный?
Марии ль чистая душа
Являлась мне, или Зарема
Носилась, ревностью дыша,
Средь опустелого гарема?

Я помню столь же милый взгляд
И красоту еще земную,
Все думы сердца к ней летят,
Об ней в изгнании тоскую...

<...> Поклонник муз, поклонник мира,
Забыв и славу и любовь,
О, скоро вас увижу вновь,
Брега веселые Салгира!
Приду на склон приморских гор,
Воспоминаний тайных полный, —
И вновь таврические волны
Обрадуют мой жадный взор.

Волшебный край! очей отрада!
Все живо там: холмы, леса,
Янтарь и яхонт винограда,
Долин приютная краса,
И струй и тополей прохлада...

Всё чувство путника манит,
Когда, в час утра безмятежный,
В горах, дорогою прибрежной,
Привычный конь его бежит,
И зеленеющая влага
Пред ним и блещет и шумит
Вокруг утесов Аю-дага...


До Аю-Дага и мы добрались в эту поездку, а пока - за призраками дев, к фонтанам и виноградным лозам, в которых утопает солнечный и удивительно уютный ханский Дворец-Сад (как переводится дословно Bahçesaray) на "брегах веселых Салгира".




Онур, бродя по дорожкам зеленых солнечных двориков и вдоль резных крыш дворцовых зданий, чувствовал себя как дома - говорит, "да они тут просто копировали османский двор!" - и это почти так, но дворец этот мне понравился больше, чем несравнимый с ним в масштабах и великолпии султанский дворец Топкапы в Стамбуле - Бахчисарай это скорее загородная резиденция, богатая усадьба, место, чтобы жить...
Даже если за гаремной решеткой, хехе :)


Дворец здорово пострадал во времена Российской империи, когда им никто не занимался, или занимался так, что современным реконструкторам пришлось все по крупицам cобирать и восстанавливать - в 18-19 веках несколько обветшавших зданий были просто снесены, богатое убранство разграблено, интерьеры переделаны под светские вкусы "под Европу" того времени, получив в итоге аляповатую "смесь французского с нижегородским". Но сейчас внутри очень неплохо воссозданы интерьеры богатого крымско-тататского дома, пусть и не ханского дворца, каким он был... Онур, конечно, везде узнавал свое родное - турецкое, и поднос для пиде, и кувшины, и музыкальные инструменты :)



Вобщем, дворец оставил у меня самые теплые и восторженные чувства :) Кстати, для жаждущих фактов о крымских татарах, ханстве, ханах Гиреях (или, по-татарско-турецки - Гираях) и дворце, у музея отличный информативный и хорошо оформленный сайт.
А фото-продолжение нашей прогулки прошу любить и жаловать здесь:
Крым. Бахчисарай - Ханский Дворец / Bahçesaray, the Khan Palace

А мы, покинув дворец, направились обратно на вокзал, подхватили вещи и сели на электричку (о, как давно я не ездила в электричках!), увезшую нас в город-герой Севастополь. Но мы решили постараться отдохнуть от городских квартир и остановиться в местечке потише, о котором знакомые отзывались исключительно позитивно - в городке с волшебно, как заклинание, для меня звучащим названием Балаклава...

ЗЫ лирическое отступление о музыке:
Позже я вспомнила, откуда ассоциация названия Балаклава с заклинанием - созвучные слова исполняли обязанность магических типа-славянских формул, которые распевали вампирессы в мюзикле Брюно Пеллотье (да, это тот самый харизматичный поэт Гренгуар из "Notre Dame de Paris"!) "Dracula: entre l'amour et la mort" (Дракула: между любовью и смертью). В мюзикле, imho, достоен внимания исключительно сам Брюно, перешедший с годами с умопомрачительного тенора, как в Нотр-Даме, на более естесственный для него и не менее импозантный и харизматичный баритон. Остальные - больно смотреть и слушать. Конец лирического отступления :)

Продолжение следует...
да, как ни странно :) Топкапы, конечно, интереснее, но там четкое ощущение музея, ну и жить в таком месте не хотелось бы. Бахчисарай пробудил много теплых эмоций. Там уютно, а в блестящем Топкапы - нет.