ежик

Крым. День шестой. Алупка, Воронцовский дворец

Файл:Alupka Palace 04.JPG

Этот дивный замок находится не в зазеркалье (и не в запрудье:), и не в старой доброй Англии. Эта башня в отражении зеркального пруда с волшебными золотыми рыбками - лишь часть сказки воплощенной в камне (очень особенном, кстати, камне) - островка Англии на черноморском побережье Крыма, и одновременно - райского сада в восточных декорациях, замечательно эклектичное и гармоничное архитектурное чудо, идеально вписывающееся в естественный пейзаж - на морском берегу, на фоне вершины Ай-Петри. Дворец светлейшего князя Воронцова в Алупке, поразивший меня до глубины души, настоящий архитектурный портрет своего хозяина и создателя - дом незаурядного и яркого человека, его мир, его космос, его послание, где каждый уголок и каждая деталь были обдуманы, пропущены через себя хозяином, "особый мир, где правит аристократия духа" - все эти слова -  не преувеличение.

Это было вступление к заключительной части рассказа об увиденном нами в Крыму полгода назад. Дворец крымских ханов - Бахчисарай, пещерный город караимов на горном плато Чуфут Кале, замечательный город Севастополь, античные руины Херсонеса, маленькая, но ставшая нам уютным домом, пока мы валялись с простудой Балаклава и первая встреча с морем, приятно полупустая на исходе тур.сезона Ялта, красивейшая Чеховская бухта в Гурзуфе, и последняя точка маршрута - подарившая нам еще одну встречу с Морем Алупка, в которую я стремилась попасть в первую очередь ради знаменитого Воронцовского дворца необыкновенной архитектуры, резко выделяющегося на фоне других крымских резиденций высокопоставленных и царственных особ прошлого.

http://pics.livejournal.com/catherine_catty/pic/0004gaghГраф и, впоследствии, светлейший князь Михаил Семенович Воронцов, наследник древнего дворянского рода с пятисотлетней историей, был сыном русского дипломата в Англии, где получил блестящее образование, и проявил себя как талантливый военный (в войнах на Кавказе и с Наполеоном - участвовал в Бородинской битве, прошел всю Европу, вплоть до взятия Парижа), успешный дипломат (в переговорах с османской Портой) и превосходный наместник южных провинций Российской империи. Воронцову обязаны: Одесса — небывалым расширением своего торгового значения и увеличением благосостояния; Крым — развитием виноделия, устройством превосходного шоссе, окаймляющего южный берег, разведением хлебных и других полезных растений, первыми опытами лесоразведения. При нём же в 1828 получило начало пароходство по Чёрному морю.

Словом, он был успешен и талантлив, кажется, во всем. Он был дворянин, но не сидел без дела; буржуа, но без страсти к накопительству - отдавал легко.

На его губах всегда играла улыбка доброты - или, как считали недоброжелатели, коварства, – Лев Толстой в «Хаджи Мурате» сравнил его с лисом – и какое совпадение: «Алупка» в переводе с древнегреческого – «лиса».

До конца своих дней он сохранил свои качества – твердость, настойчивость и «убивающая» любезность.

На долгие годы сохранились среди солдат в русских войсках на Кавказе рассказы о простоте и доступности верховного наместника. После смерти князя возникла поговорка: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер».

Во время губернаторства графа Воронцова в Кишинёве, а затем на его глазах в Одессе находился в ссылке (1820—1824) Александр Сергеевич Пушкин. Отношения с Воронцовым у него сразу не заладились; губернатор рассматривал ссыльного поэта прежде всего как чиновника, давал ему поручения, казавшиеся тому оскорбительными, главное же — у Пушкина завязался роман с его женой Елизаветой Ксаверьевной, урождённой графиней Браницкой. Граф стал объектом многочисленных едких, хотя не во всём справедливых эпиграмм Пушкина: «Полу-милорд, полу-купец…». 
А теперь взглянем на парадные портреты Воронцова и его супруги и дружно скажем Пушкину, что он был не прав:)
http://s39.radikal.ru/i083/0812/bc/22e145d06e38.jpg http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/f2/Elzbieta_Branicka.jpg

Романтический алупкинский дворец Воронцов создал по мотивам произведений Вальтера Скотта. Это как раз то, что писатель называл «заколдованным замком», или «домом-романом». Воспитанный в Англии Воронцов хорошо понимал мистера Скотта - большого друга архитектора Эдварда Блора, ставшего автором проекта дворца, и, что удивительно – никогда так и не бывавшем в Крыму. Впоследствии Блор был придворным архитектором Георга IV, затем королевы Виктории, ему принадлежат проекты Вестминстерского аббатства, Букингемского дворца в Лондоне и замка Вальтера Скотта в Шотландии.

Блор с Воронцовым были очень близки по духу, что позволило архитектору, основываясь лишь на описаниях и впечатлениях Воронцова, составить проект дворца, «синхронный» горному ландшафту. Блор проектировл усадьбы, которые становились для своих хозяев их «портретами в пейзаже». Все свои достижения и опыт архитектор вложил в проект Воронцовского дворца, соединившего в себе романтизм, мавританский стиль и английский стиль эпохи Тюдор, арабские и индийские элементы. Тогда, в первой трети 19 в. в России одинаково популярными были и рыцарские романы, и арабские сказки… Кажется, что дворец строился на протяжении многих столетий, такого динамизма в архитектуре нет больше нигде в мировом зодчестве.
 

Построен дворец из местного зеленовато-серого камня - диабаза, не уступающего по ценности мрамору. Его брали прямо на территории парка, в так называемом «хаосе» — месте нагромождения камней. Из огромных бесформенных глыб высекались ровные блоки для стен и сложные по рисунку украшения. Тщательно шлифовался диабаз для оформления внутренних помещений. Все работы проводились вручную, примитивными инструментами. Говорят, диабаз невероятно капризный камень, одно неверное движение губит всю работу. Воронцовский дворец – единственное подобное сооружение в Крыму и одно из немногих в мире, в основном камень используется для каминов и других небольших деталей интерьера.
 

На сооружение дворца ушло 9 миллионов рублей серебром. Сам Воронцов писал просто - «Дворец мне стоил очень дорого. Первоначально я записывал суммы, отпускаемую на постройку, но когда расходы превысили миллионы, я перестал их записывать».

Впечатляющий главный подъезд ко дворцу с западной стороны: путника встречает феодальный замок VIII – XI вв. Круглые монументальные сторожевые башни, глухие стены, замкнутые пространства. Высокие зубчатые стены грубой кладки, щелевидные окна-бойницы дополняют ощущение неприступности. Чем дальше от арки западного въезда, тем больше наслаиваются признаки архитектуры последующих эпох.
 

В парадном дворике после ощущения замкнутости неожиданно появляется поток света и свежего воздуха. Широко раскрытыми глазами-окнами смотрит на парк северный фасад главного корпуса. Он более всего иллюстрирует стиль Тюдор Англии XVI в.

В резных каменных украшениях дворца удачно выражено сходство между отдельными стилеобразующими элементами восточной и западной архитектуры. Например, между готическими дымовыми трубами и минаретами мечети. Это сходство усиливается с переходом к южному фасаду главного корпуса.

Основное декоративное украшение дворца – мотив пологой, стрельчатой, подковообразной, килевидной арки – неоднократно повторяется и в чугунной балюстраде балконов, и в каменной резной решётке, ограждающей крышу, и, наконец, в декоративном убранстве портала южного входа, оформленного с восточной пышностью. Портал одновременно напоминает вход в капеллу и мечеть. Подковообразная арка, двухъярусный свод, великолепная резьба по гипсу в нише, где переплетаются рисунок тюдоровского цветка и мотив лотоса, завершаются шестикратно повторённой по фризу арабской надписью: "И нет победителя кроме аллаха". Существует история о бедном татарине из Алупки. Когда он отправлялся в хадж, дворец еще не был построен, а когда вернулся, подумал, что уже в раю.
 



 

Очаровательные мраморные львы перед главным порталом и на лестнице от него к морю привезены из Италии и изображают льва на разных стадиях от бодрствования до пробуждения и сладкого трогательного сна.

 


Во время Ялтинской конференции, Уинстон Черчилль прогуливаясь по парку, обратил внимание на «Спящего льва»: «Кого-то этот лев мне напоминает... Знаю, меня». Он предложил Сталину продать ему скульптуру. На что сразу же последовал ответ: «Народным добром не торгуем!»


Красота и богатство здания побудили большевиков создать во дворце музей, единственный на Южном берегу после революции, сюда свозили картины, посуду, мебель из других дворцов Крыма. Во время войны Гитлер подарил дворец Фельдмаршалу Манштейну — благодаря чему дворец практически не пострадал. Правда, оккупанты вывезли много художественных ценностей, из них 537 произведений живописи и графики, и лишь небольшую часть картин удалось разыскать после войны и вернуть во дворец. Сейчас посетителям показывают остатки былой роскоши.

 
В письмах Воронцов называл дворец очень просто – «большим домом», и атмосфера домашнего уюта и обжитости, а не дворцовой роскоши и пафоса, чувствуется до сих пор. Во дворце 150 комнат, но показывают только первый этаж одного из корпусов. Интерьеры красивейшие. Панели, двери и потолки из мореного дуба, мебель из ореха, дуба, красного дерева, готические камины из полированного диабаза, бронзовые канделябры, вазы, изделия из хрусталя, фарфора, малахита, полотна голландских, фламандских, французских и итальянских художников XVI—XVIII вв.


 

 
 
Библиотека по образу и подобию библиотеки Вальтера Скотта. Столовая в духе мавританского замка со сложным декором из резного дуба и небольшим балкончиком для придворных музыкантов.

Голубая гостиная, где стены и потолок сплошь покрывает затейливый лепной узор из листьев и цветов — домашний театр Воронцовых. Здесь читали свои стихи Бенедиктов и Жуковский, пели в дуэте Шаляпин и Рахманинов.

 



Ручная лепнина, каждый цветок неповторим.


Оранжерея, где потолок и стены оплетены лианами, которые были посажены еще при хозяине. Среди зелени, в журчании фонтана размещены мраморные белоснежные копии античных скульптур. Самая необычная — скульптура маленькой девочки итальянского мастера Корбеллини, ее платьице в складочку такой тонкой работы, что кажется совсем невесомым.




Информация взята, в основном, из Википедии (самое первое фото с отражением башни тоже оттуда, остальные - мои) и небольшого интересного фильма на сайте Крымского архитектурного портала, который рекомендую посмотреть для полного погружения.
 

Дворец окружает прекрасный парк, точнее, наверное, два парка - нижний, у подножия дворца на самом берегу моря регулярный французский, и верхний - ландшафтный английский. О нем - продолжение следует.
Я, честно, сначала подумала, что первая фотография твоя, а все остальные откуда-то взяты. +100 тебе за это :)
О_о :)))))))))
ты к тому, что все, кроме первой, слишком хороши? :)))
ты слишком радикальна :) как говорит Онур - para verdik! - а значит, надо напользоваться на все 200%, перед тем как выкидывать :)
а мне наоборот первая фотка с отражением башни безумно понравилась, утащила ее сюда. кстати того прудика не помню, в котором отражение :)))