ежик

Книжный вызов - 2016: Октябрь-ноябрь

Книжный вызов - 2016: список категорий
Отзывы: Январь-февраль / Март / Апрель-май (пасхальная тематика) / Апрель-май-июнь: fiction /
Апрель-май-июнь: non-fiction / Июль-август / Сентябрь / Декабрь и Рождество

Это начало конца задумывалось как заключительная часть отзывов о прочитанном в 2016 году, но все книжки и многобуквенные цитаты и отзывы не влезли в один пост, поэтому продолжение - в следующем посте. Эти два поста охватывают художественные произведения, сопровождавшие меня в последние три месяца года.

Пару слов о нехудожественном чтении (которое я тоже ухитрилась, отчасти, впихнуть в рамки книжного вызова) я еще скажу :)

Иван Гончаров "Обломов" (1859)



Основная категория: 3. Русская классика
Дополнительно: 26. Книга нечитанного ранее автора

Категория книжного вызова-2015: 25. книга, которую вы должны были прочитать в школе, но не сделали этого

Гончаров писал этот роман не торопясь в течение 12 лет, с 1847 года по 1859; не отличался торопливостью и главный герой. Я заразилась от него "обломовщиной" и читала книгу на протяжении почти двух месяцев, временами отвлекаясь на другие книги или события.
Давно хотела его прочитать и восполнить пробел в школьной программе; уже и не помню, почему я даже не открывала этот роман тогда, в 9 или 10 классе - кажется, просто потому, что была увлечена каким-то другим "внеклассным чтением" :) Но помню, как это произведение разбиралось на уроках, и яркий образ толстого Обломова, переворачивавшегося с боку на бок в неизменном халате, запечатлелся в памяти. Помнила я и о то, что в истории, конечно, не обошлось без прекрасной дамы - что вообще удивительно, учитывая технические характеристики главного героя :)

Книга не разочаровала, а совсем даже наоборот, я получила массу удовольствия и считаю, ее необходимо прочесть всем и каждому, - чтобы выдавливать по капле из себя обломовщину, ага :) По крайней мере в себе я маленького внутреннего обломова точно обнаружила - хорошо, что лишь маленького :) Конечно, можно было бы придраться к объему и неторопливости повествования, но таковы уж были романы и романисты XIX века. Написано все легко и с отличным юмором, одни диалоги Обломова с Захаром чего стоят! кстати, очень кинематографично написано, так и просится на сцену или экран - но экранизацию Михалкова я пока не смотрела.

Не знала, что "Обломов" неофициально считается второй книгой из трилогии, в которую входят также другие два главных романа Гончарова - "Обыкновенная история" и "Обрыв". Знакомство с ними пока отложу :)
***
Владимир (Зеев) Жаботинский "Самсон Назорей" (1926)
Самсон Назорей
Основная категория: 48. Книга с событиями в твою любимую эпоху
Дополнительно: 15. Исторический роман или приключение / 26. Книга нечитанного ранее автора / 39. Книга, в названии которой есть имя / 41. Книга с событиями в восточной стране

На эту книгу я наткнулась совершенно случайно, заметив название на сайте онлайн-библиотеки, когда искала информацию об очередном ветхозаветном герое, пост о котором будет следующим в серии "библейская история". Записала его в категорию "с событиями в любимую эпоху", потому что, кажется, на фоне интереса к Ветхому завету, это и есть ныне моя любимая эпоха; а так - долго думала, какая же эпоха у меня любимая - но точно не современность и не "новейшее время". В детстве и юности я бы сказала - Средние века, а сейчас вот центр внимания переместился на древность.

Автор этого романа, уроженец Одессы и обладатель сразу трех имен - русское Владимир, немецко-еврейское, данное при рождении - Вольф, и, видимо, принятое уже сознательно еврейское Зеэв - известный (но не мне, до этого времени)) деятель в истории (или, точнее предыстории) государства Израиль, лидер "правого сионизма". Но, как говорится, "мы его любим не только за это" - или вообще не за это, в моем случае - потому что где я, а где правый сионизм :)) Я бы сказала, что политика и исторический момент украли у литературы отличного автора (писавшего публицистику, прозу и стихи на русском, французском, идише и иврите) - потому что эта книга получилась совершенно замечательная, интересная и яркая; пожалуй, одно из самых главных моих книжных впечатлений этого года.

Из вступительной статьи Марка Соколянского: "Сама жизнь Владимира (Зеева) Жаботинского (1880 - 1940) могла бы послужить фабульной основой для увлекательного романа. Уроженец Одессы, рано обнаруживший недюжинные творческие возможности и сделавший первые шаги на литературном поприще в гимназическом возрасте; вскоре — самый популярный журналист российского Юга; затем - видный деятель международного сионистского движения, блистательный оратор-полиглот; в годы Первой Мировой войны создатель еврейского легиона, сражавшегося в составе британской армии; позднее - вынужденный скиталец, лишённый права проживания в подмандатной Палестине, несгибаемый борец за самостоятельное еврейское государство, всего за восемь лет до создания которого он умер от разрыва сердца. Об этом героическом человеке написаны книги, его именем названы улицы, многие его идеи до сих пор взволнованно обсуждаются, находя живейший отклик в умах и душах людей в разных уголках мира.

... Работа над «Самсоном Назореем» началась вскоре после окончания Первой Мировой войны и длилась (с перерывами) около семи лет. Произведение увидело свет в парижском русском журнале «Рассвет» в 1926 г., а годом позже было выпущено отдельной книгой в берлинском издательстве «Слово». Вскоре появились немецкий и английский переводы романа, каждый из которых выдержал два издания. «Самсон Назорей» имел превосходную прессу, разные рецензенты ставили его в ряд с книгами Генриха Сенкевича, Сигрид Унсет, Томаса Манна, Дмитрия Мережковского...

Уже сам по себе такой ряд имён в какой-то мере подсказывает ответ на вопрос о жанровом своеобразии «Самсона Назорея». Хотя в кратком вступлении сам автор именует свою книгу повестью, по объёму и по ряду существенных жанровых признаков это, безусловно, роман, наиболее близкий к той жанровой разновидности, которую принято называть историческим романом.

Фабульным источником послужила автору «Книга Судей Израилевых» из Ветхого Завета; главным образом — её 13-16 главы, хотя отдельные детали заимствованы и из других глав. Библия в данном случае воспринималась писателем не столько как сакральный текст, сколько как универсальный свод истории еврейского народа. В первоначальные планы Жаботинского входило создание трилогии, героями которой были бы праотец Иаков (Израиль), судья Самсон и царь Давид. К сожалению, трилогия не состоялась, а написан был лишь один из задуманных романов — «Самсон Назорей».

Любопытно, что наиболее известные произведения о Самсоне (от «Самсона-борца» Джона Мильтона и «Самсона» Йоста ван Вонделла до «Самсона в оковах» Леонида Андреева) были созданы в драматической форме, и Ветхий Завет, если воспринимать его также как замечательный памятник художественной словесности, явился единственной прозаической (ритмико-прозаической) книгой, которая могла послужить Жаботинскому сюжетным источником. Конечно же, он был далеко не единственным автором, создавшим повествовательное произведение на библейской основе, хотя следует признать, что в русской литературе XX столетия ярких примеров такого рода не так уж много. В первом десятилетии века появились интересные новеллы, написанные на ветхозаветный и новозаветный сюжеты; вспомним, к примеру, «Иуду Искариота» Л.Андреева и «Суламифь» А.Куприна, но это не романы, а проза малых форм. Спустя три десятилетия были созданы (а опубликованы ещё тридцатью годами позднее) иерусалимские главы «Мастера и Маргариты» М.Булгакова, но это только ряд глав в составе романа о современности писателя. «Самсон Назорей» - целостный роман на библейскую тему.

«Прошлое - это колодец глубины несказанной. Не вернее ли будет назвать его просто бездонным?» - таким риторическим вопросом открывается тетралогия Томаса Манна «Иосиф и его братья» - самое, пожалуй, значительное произведение XX века, созданное на библейский сюжет. Не случайно ключевым является здесь слово «прошлое». Всякий исторический роман — прежде всего книга о прошлом. Родоначальник этой жанровой разновидности Вальтер Скотт нашёл материал для своего первого романа «Уэверли» в событиях шестидесятилетней давности. В «Самсоне Назорее», как и в тетралогии Томаса Манна, действие вынесено в очень далёкое, историко-мифологическое прошлое - «абсолютное прошлое» (по выражению М.Бахтина), которое отделено от современности непреодолимой границей.

... Его обращение к библейскому источнику не было вызвано простейшим желанием проиллюстрировать «Книгу Судей» захватывающим авантюрным повествованием. В освоении ветхозаветной фабулы Жаботинский оставался «сыном своей поры» и в творчестве стремился если и не предложить читательской аудитории ответы, то, по крайней мере, привлечь её внимание к некоторым злободневным вопросам социально-политического и нравственно-психологического характера."

Жаль, что не были написаны упоминаемые в статье романы об Иакове и Давиде... Зато с двумя другими произведениями о Самсоне, упомянутыми в этой статье, я тоже познакомилась этой осенью - о них ниже.
***

Леонид Андреев "Самсон в оковах" (1914)


Основная категория: 41. Книга с событиями в восточной стране
Дополнительно: 39. Книга, в названии которой есть имя / 47. Книга с событиями в ограниченный период времени

Одна из двух десятков пьес этого выдающегося автора Серебряного века, написанная во время Первой мировой, за 5 лет до смерти автора, тоже посвящена библейскому Самсону. Сам Леонид Андреев считал ее одним из лучших своих драматических произведений. А я присоединюсь к словам современницы Андреева, писателя и мемуариста В.Е.Беклемишевой - "Меня трагедия, написанная широко и размашисто, взволновала. Диалоги были великолепны, ремарки красочны и равноценны тексту пьесы". (Из статьи об истории создания пьесы).

Выбор названия отсылает к античной классике, "Прометею прикованному", но трагедия Андреева, по его собственным словам - "трагедия, построенная чисто психологически, исключительно на переживаниях, без тени позы и жестокой декламации". Самсон здесь предстает перед нами уже ослепленный, в филистимском плену, и на протяжении пьесы переживает восстановление своего человеческого - и пророческого - достоинства, из отчаявшегося и смирившегося со своим положением жалкого раба снова превращаясь в грозного героя. Небольшое по объему, но очень интересное произведение.

Прочитать "Самсона в оковах" можно здесь.

***</div>
</div>

Джон Мильтон "Самсон борец" / "
Samson Agonistes" (1671)



Основная категория: 4. Зарубежная классика
Дополнительно: 26. Книга нечитанного ранее автора / 39. Книга, в названии которой есть имя / 41. Книга с событиями в восточной стране / 47. Книга с событиями в ограниченный период времени

Джон Мильтон - английский поэт и мыслитель XVII века, современник Галилео Галилея и Оливера Кромвеля, автор знаменитой поэмы "Paradise Lost" - "Потерянный рай" (1667) и ее продолжения "Возвращённый рай" (1671); написанная белым стихом драматическая поэма "Самсон-борец" была опубликована в томе же 1671 году в качестве дополнения к "Возвращенному раю".

Процитирую википедию: "В драматической поэме «Самсон-борец» Мильтон первый из английских драматургов сделал то, чего никто до него на тот момент не делал: взял за образец греческую драму, а не древнеримскую, «сенековскую», которая была исходной формой для его предшественников — Шекспира и его современников. В отличие от шекспировских драм, «Самсон-борец» — менее сложное по построению драматическое произведение и является образцом лирической драмы. В XIX веке этот подход отразился в драматических поэмах английских романтиков, а именно в «Освобождённом Прометее» Шелли и в «Каине» Байрона.

В «Самсоне-борце» присутствуют личные мотивы. Во-первых, в образе Далилы отразились переживания Мильтона относительно его первой жены, роялистки. Во-вторых в образе слепого Самсона выведен сам Мильтон — ослепший под конец жизни и оставленный торжествующими врагами в живых из милости."

Знакомство с творчеством английского классика логичнее, конечно, начинать с "Потерянного рая", ключевого в истории английской литературы - и надеюсь, что в один прекрасный день оно мне предстоит. На прочтение же "Самсона" меня, очевидно, сподвигло погружение в историю и литературные воплощения этого персонажа, и небольшой объем поэмы Мильтона, которую я прочла, главным образом, "для общего развития" и охвата очередной категории книжного вызова :)

Прочитать поэму можно здесь.
***
Рэй Брэдбери "Канун всех святых" / "The Halloween Tree" (1972)
Первое издание книги Рэя Брэдбери &quot;The Halloween Tree&quot;

Основная категория: 45. Книга о жителях маленького городка
Дополнительно: 5. Книга с магией / Фэнтази / 6. Сказка для детей / подростков / 10. Книга с перемещениями во времени / 13. Книга, в которой герои не люди / 21. Книга о призраках / 22. Книга с событиями в дороге

Продолжаю начатое в прошлом году (пусть и только одним рассказом) знакомство с творчеством Брэдбери. Изначально эту повесть я планировала для озадачившей меня категории "книга о призраках", но потом я нашла другую историю, еще лучше подходящую под это определение, а вот книжку, намеченную как "о жителях маленького городка", прочесть в этом году не успела. А у Брэдбери в этой небольшой повести речь как раз о маленьком городке и его юных обитателях - мальчишках, которым в канун Хэллоуина выпадает удивительное и страшное приключение.
История создания произведения - с сайта raybradbury.ru: "История создания книги уходит корнями в случай, произошедший пятью годами ранее, осенью 1966 года. Рэй был дома, у телевизора, и вместе со своими детьми смотрел специальный выпуск детской передачи о Чарли Брауне «Великая тыква». Рэй был поклонником творчества Чарльза Шульца, создателя комикса «Peanuts», они несколько раз встречались то тут, то там. Но несмотря на большую любовь к творчеству мультипликатора и его персонажам, специальный выпуск «Peanuts», приуроченный ко Дню всех святых, сильно разочаровал Брэдбери.

«Я просто возненавидел его, — заявил Рэй. — Как только передача закончилась, мои дети подбежали к телевизору и пнули экран. Они обещали, что появится Великая Тыква, но этого так и не произошло. Нельзя так с людьми. Это всё равно, что застрелить Санту, пробирающегося по дымоходу. Мифы трогать нельзя. Все мы знаем, что они не реальны. Но ни в коем случае нельзя доказывать то, что они все — сплошь выдумка».

На следующий день после выхода в эфир «Великой Тыквы» Рэю позвонил его друг, мультипликатор Чак Джонс, крёстный отец золотого века анимации студии «Уорнер Бразерс». ... Им обоим казалось, что передача несправедливо обошлась с детьми и легендой праздника. Джонс был уверен, что у него получится лучше, у него получится отдать должное Дню всех святых. И он позвонил Рэю — человеку, держащему в руках ключи от октябрьской страны, человеку, который писал о зловещих осенних карнавалах, о призраках на кладбищах и о причудливых сборищах членов вампирского клана. Джонс предложил Рэю снять свой собственный фильм о Дне всех святых.

...В 1960 году Рэй закончил работу над большой картиной, нарисованной на куске гладкой фанеры, которую он назвал «Канун Дня всех святых. Праздничное дерево». ...Джонсу картина понравилась сразу же. Он сказал, что картина может стать своеобразной метафорой, отражающей обширную историю празднования кануна Дня всех святых на протяжении веков."


Halloween Tree - картина Рэя Брэдбери, 1960

Первоначально Брэдбери и Джонс задумывали сценарий мультфильма, но в начале получилось только издать эту историю в виде книги в 1972 году. А мультфильм все-таки был снят, но значительно позднее, в 1993 году, по сценарию самого Брэдбери, также читающего в нем закадровый текст. Приятно, что автор все-таки воплотил свою задумку, к тому же, по его словам, этот мультфильм в его глазах - лучшая из экранизаций его произведений. Обязательно посмотрю его - может быть, уже в следующем году, ближе ко Дню Всех Святых ;)

А теперь о моем личном впечатлении от чтения. Не уверена, дело в самой истории, ее тексте или в русском переводе, но впечатление у меня осталось смешанное, какой-то не ровный язык и стиль, временами слишком детский - хотя фирменный, неповторимый брэдберийский стиль тоже чувствуется, не без того. В частности, призрак/дух смерти Carapace Clavicle Moundshroud, в переводе, имхо, совершенно дурацки поименован Череп-да-Кости Смерчь - хотя подобрать подходящее имя в переводе, согласна, очень сложно (в оригинале составные части его имени значат "панцирь + ключица + курган + саван", и как по мне, одного кургана с саваном хватает, чтобы создать гораздо более серьезное и страшненькое, creepy, впечатление. И он постоянно обращается "а ну-ка, ребятки..." и т. п. к мальчишкам, которых увлекает в мистическое путешествие по фестивалям и традициям, связанным со смертью и умершими в разные эпохи у разных народов. Атмосферу это убивает напрочь, какой-то Тимур и его команда получается.

Что до сюжета, он мне очень понравился: как и в других произведениях Брэдбери, что я уже прочла - совершенно нетривиально. Не без смешинки/пугалки, познавательно - в угоду детско/подростковому жанру, но и не без серьезного, заставляющего задуматься: о ценности и относительности времени, о значении смерти и ценности жизни. Моментально море, ага :)

Иллюстрации к первому изданию, Джо Маньяни (Joseph Mugnaini) - действительно, замечательные:








Прочитать книгу в русском переводе можно здесь.
***

Рэй Брэдбери "Марсианские хроники" (1950)
Первое издание книги Рэя Брэдбери &quot;The Martian Chronicles&quot;
Основная категория: 14. Книга с событиями в будущем
Дополнительно: 13. Книга, в которой герои не люди (марсиане) / 51. Книга, поднимающая некую социальную проблему (войны, расизм, колонизация, переселение в новые земли)

Категория книжного вызова-2015: 35. книга, действие которой происходит в будущем

Это первое большое произведение Брэдбери, с которого я решила начать знакомство с его фантастическими произведениями, и это был правильный выбор. Я в восторге!

Фактически это не цельный роман, а сборник ранее публиковавшихся по отдельности рассказов, но в хронологическом порядке они составляют как бы последовательный рассказ о том, как в период происходило заселение землянами Марса. "Сам Брэдбери не без юмора назвал «Марсианские хроники» «нечаянным романом» («an accidental novel»). Известны также авторские определения «троюродный брат романа» и «сборник рассказов, который делает вид, что он — роман».

...В 1997 году при переиздании «Хроник» была изменена датировка событий — развитие действия было перемещено на 31 год вперёд. Таким образом, новые временные рамки в произведении — с 2030 по 2057 год. По всей вероятности, решение изменить датировку событий было обусловлено тем, что изначальные временные рамки (с 1999 по 2026) оказались слишком приближенными к действительности, тогда как данное научно-фантастическое произведение, согласно замыслу автора, повествует о будущем."
Об истории создания : "В 1949 году Рэй Брэдбери, уже всерьёз занимающийся писательской деятельностью, но ещё не получивший признания, отправляется в Нью-Йорк. В большом городе он в течение достаточно долгого времени безуспешно «бегает по редакциям», предлагая всем свои короткие научно-фантастические рассказы. Исследователь Л. Бутяков неудачу Брэдбери объясняет тем, что его проза не соответствовала «литературной моде»: «Рассказы в те годы не пользовались популярностью, публика хотела комиксов и романов „с продолжением“».
Судьбу писателя решило знакомство с его однофамильцем — опытным редактором издательской фирмы «Doubleday» Уолтером Брэдбери, который уловил тематическую общность в большинстве рассказов о «красной планете» (они должны были составить костяк нового задуманного сборника) и предложил автору аранжировать их в некое подобие романного повествования, основным объектом которого стал бы таинственный и недостижимый для современного человечества Марс. Рэй Брэдбери решил последовать совету, объединив «марсианские рассказы» в одно произведение. Он придумал новые названия, позволяющие читателям принять новеллы за главы романа, ввёл хронологию событий и озаглавил все это — «Марсианские хроники»"
(из вики)


О моем впечатлении. Надо сказать, что я никогда не любила жанр научной фантастики и книги "об отдаленном светлом будущем" - всю эту "мальчиковую" литературу, популярную в советские времена - главным образом именно из-за упора на "научность" и обилие технических подробностей. Но "Марсианские хроники" полностью лишены технических деталей, попыток угадать технологии и науку будущего и всего такого, да и будущее у Брэдбери вовсе не светлое - скорее, антиутопия или реалистическое предположение/предупреждение/прогноз - люди добираются до Марса, не решив своих проблем на земле, и вскоре после колонизации новой планеты на планете-родине разгорается новая мировая - атомная война. А на Марс земляне привозят, разумеется, весь багаж своих убеждений, заблуждений, привычек и предрассудков.

"...Романтические представления викторианской эпохи отразились на образе планеты, который рисовал себе Брэдбери. Марс Брэдбери был прекрасен и далёк от реальности. На его планете была атмосфера, холмы Марса имели голубой оттенок. Научный аспект для автора был не столь важен. Пока читатели верили в его истории, пусть даже научная их сторона была небезупречна, точность не имела значения. Важнее всего была сама метафора. ...В его представлении, он работал над чем-то большим, чем просто фантастика: он создавал миф. История Марса, написанная Рэем, принимала форму истории человечества, полной чисто человеческих проблем, повествующей о насущном для человечества. Это была аллегория, перенесённая в иной мир" (Подробнее о книге и истории ее создания на сайте raybradbury.ru)
Кстати, оказалось, один из входящих в "Хроники" рассказов я уже читала - когда-то в школьные годы, кажется, он мне попался в хрестоматии по литературе и хорошо запомнился - "Зеленое утро". Помимо тонкого юмора и глубокого смысла, я совершенно влюблена в брэдберийский стиль. "451 градусов по Фаренгейту" - на очереди!

Марсианские хроники

Прочитать книгу можно здесь.



This entry was originally posted at http://meladan.dreamwidth.org/639564.html. Please comment there using OpenID.

Вот, "Марсианские хроники" наконец-то!)) Я считаю, это шедевр.

да, это невероятная вещь. +1 любимый писатель у меня :)

Мне не все у него нравится, но Хроники и 451 градус - да. И еще рассказы :)

ну, вот "Канун" мне понравился меньше, но я грешу на перевод. "Фаренгейт" тоже о будущем, да? он у меня следующий на очереди у Брэдбери :)
Bradbury тебя так впечатлил, что ты о Halloween Tree аж два раза отчиталась :) добавила его себе в список ;)
"Обломова" наоборот видела в интерпретации Михалкова, но не читала. "Обрыв" тоже экранизированный только видела. Смотрела его только из-за поразившего меня своей суровой красотой Николая Кочегарова, сыгравшего Марка Волохова :)
где ж это два раза? в своем жж только один раз. а ты, наверное, помнишь обсуждение у Насти, это она у себя писала ;)
а ты, конечно, чукча-зритель, а не читатель, главным образом - так что вполне закономерно :)
точно, это ты мне ссылку скидывала на статью о создании книги :) запуталась совсем.
да, моя все-таки больше смотреть, чем читать :) 85 фильмов и сериалов в ушедшем году VS 29 книг.
подписывайся тогда на фильм-сериальные челенджи :)
Возьмусь в этом году плотненько за Брэдберри! А то такой писатель,а я толком ничего не читала! Непорядок))
я тоже продолжу его читать, Фаренгейт 451 на этот раз.